Сценарии праздников

Сценарий на 9 мая в школе

9 мая

Сценарий ко Дню Победы 9 мая

«Девятый день большого мая»

Говорят, что когда войну забывают, она начинается снова… Мы помним. Каждый год 9 мая чтим память погибших и чествуем ветеранов – искренне, от всей души, и детей учим тому же. Но отчего-то не утихает грохот боёв, не перестаёт литься людская кровь… Значит, не помним по-настоящему? Не становится сценарий Дня Победы частичкой души и жизни? Будем пробовать ещё, и ещё раз расшевелить свои чувства и раскрыть душу… Ради детей, ради мирного будущего, ради жизни на Земле.

В глубине сцены памятник бойцам Великой Отечественной войны. Горит вечный огонь. Звучит тихая спокойная музыка. Два мальчика, два брата – одному лет 15, другому лет 7 – идут с букетами цветов к монументу.

Голос за кадром: Всем павшим в боях Великой Отечественной войны — посвящаем. Всем ветеранам, одержавшим победу и подарившим нам мир — посвящаем. Всем детям, никогда не видевшим войну — посвящаем. Чтобы помнили. Чтобы поняли.

Младший мальчик немного отстаёт. Старший его окликает:

— Алёша! Идём!

Ребята кладут цветы у вечного огня.

Старший брат:
Мы здесь не потому, что дата,
Как злой осколок, память жжёт в груди.
К могиле неизвестного солдата
Ты в праздники и в будни приходи.
Он защитил тебя на поле боя,
Упал, ни шагу не ступив назад,
И имя есть у этого героя —
Великой Армии простой солдат. (М. Исаковский)

Звучат первые такты Концерта №2 С. Рахманинова.

Алёша: Что это?

Брат: Это колокола памяти.

Алёша: А разве такие бывают?

Брат: Да, конечно. Смотри внимательно!

Мальчики отходят чуть в сторону.
Меняется освещение — оно становится глуше, ярко освещенным остаётся только памятник. Отдельно круг света на авансцене – для воспоминаний.
На сцену выкатывается мячик, за ним выбегает мальчик лет 6, одетый по моде послевоенных лет – короткие штаны с лямками и рубашка. На авансцену в луч света выходит юноша, наблюдает за мальчиком. Тот несколько раз подкидывает мяч, потом подходит к юноше.

Мальчик: Когда началась война, мне было 3 года. Я мало что помню. Запомнилось, как папа уходил на фронт – поднял меня высоко-высоко, поцеловал и поставил на пол… Своего папу я больше никогда не видел. В 42-м мы получили похоронку. Но я всё равно долго не верил, что папа погиб…
Юноша читает стихотворение Р.Рождественского «Базар 45-го»

Свет уводится с авансцены, мальчики уходят за кулисы. Тихо звучит народная плясовая песня. В танце на сцену выбегает маленькая девочка. На авансцену выходит девушка. Девочка, сделав несколько танцевальных движений, присоединяется к девушке.

Девочка: Первая блокадная зима была очень тяжёлой. Умер папа. Однажды к нам домой пришёл руководитель нашего танцевального коллектива — Аркадий Ефимович Обрант. Он решил восстановить свой коллектив из тех ребят, что остались в Ленинграде. На первую репетицию сами смогли прийти не все: кого-то привели под руки, кого-то привезли на листе фанеры – все были истощены. «Концерт через 5 дней», — сказал Аркадий Ефимович. В это было невозможно поверить. И всё же через 5 дней мы впервые вышли к зрителям. Мы танцевали в госпиталях и на передовой, где нельзя было шуметь – мы танцевали без музыки, а бойцам, нашим зрителям, было запрещено аплодировать. За время войны наш ансамбль дал более 3000 концертов.

Девушка читает стихотворение Р.Рождественского «Концерт»

Свет высвечивает фигуру юной военной медсестры. Она проходит мимо памятника, кладёт перед вечным огнём букет полевых цветов, выходит на авансцену.

Медсестра: В 41 году я была студенткой-первокурсницей медицинского института. У нас в семье все врачи – мама, папа, бабушка, прадед… Я отлично сдала почти все экзамены, кроме физики. И вот война – какая уж тут физика? Так я стала старшей медсестрой госпиталя. Медперсонала крайне не хватало – на весь госпиталь всего три медсестры, а практически все хирурги были отправлены на фронт. Нам чем могли помогали воспитательницы детского сада. Очень скоро я научилась делать всё – наркоз, ассистировать во время операций. Оперировали мы и рваные раны, и оторванные конечности, и сотрясения мозга… В конце войны я чуть не погибла: осколок от разорвавшейся мины должен был попасть в меня, но ему помешал Орден Красной Звезды у меня на груди…

Читает стихотворение Ю. Друниной «Бинты»

Тихо-тихо звучит песня «Синий платочек». На сцене появляется молодой боец в гимнастёрке, снимает пилотку, несколько секунд стоит у памятника.

Солдат: Мы с Лидой поженились в начале 40 года. Весной 41-го у нас родился мальчик. Сын! А спустя два месяца я ушёл на фронт. И часто мысленно разговаривал со своим маленьким сыном.

Читает стихотворение И. Гирляновой «Письмо с войны»

На сцене свет становится ярким, как в начале. Воспоминания исчезают.

Алёша: А наш дедушка воевал?

Брат: Нет. Воевал наш прапрадед Алексей. Он ушёл на фронт в первые дни войны, а через 3 месяца появился на свет наш дед – тоже Алексей. Но его отец так и не узнал об этом, он погиб в бою…

Алёша: Я напишу ему письмо! Пусть он знает, что у него есть внуки и правнуки, и что у меня такое же имя, как и у него!

Брат читает стихотворение В.Шульжика «Письмо далёкому другу».

Из зала на сцену поднимаются несколько ребят в современной одежде. Встают в полукруг.
Первый: Мы никогда не видели страшное, искорёженное лицо войны.
Второй: Нам неведом запах смерти и вкус гари от выжженных сёл и деревень.
Третий: Мы не можем вспомнить грохот орудий и своего собственного сердца – это было не с нами.
Четвёртый: Но мы очень хотим представить и ощутить на себе то, что пришлось пережить вам.
Пятый: Потому что нельзя сохранить мир, не ведая, какова его цена.
Брат: Мы написали вам письма. Из вашего будущего в наше прошлое. И пусть эта ниточка будет натянута, как струна, и не порвётся никогда!

Ребята читают свои письма на фронт. Они написаны заранее – нужно дать детям такое задание. Это могут быть письма своим родным, воевавшим в те годы, или это может быть письмо неизвестному солдату – на выбор детей. Первым читает своё письмо Алёша.

После того, как письма прочитаны, ребята уходят со сцены, остаются только брат и Алёша.
Алёша:
Спасибо вам за солнца свет
За дождь грибной и за рассвет.
За первый шаг, за первый крик,
За всё, к чему я так привык.
Брат:
Жизнь соткана из мелочей
Простых, наивных, как ручей.
И как пронзительно важны
Они перед лицом войны!
Вы бились за берёзы сок,
За хлеб в печи и за глоток
Парного молока, за мяч,
Что через детство мчится вскачь.
За клейкий лист, за стрекозу,
За нашу майскую грозу.
За новенький велосипед…
За детство, что не знает бед.
Алёша:
Не знаю я военных лет,
После войны родился дед.
Но помню всё! И каждый час
Я буду жить теперь за вас!

Свет на сцене гаснет. Высвечивается экран. На нём под подходящую музыку (это может быть музыка, связанная с днём победы, или классика) проходит видеоряд – фотографии современных СЧАСТЛИВЫХ детей – это главное требование к фотографиям. Фото можно взять из семейных архивов ребят.
Автор: Юлия Белоусова

Стихотворения к 9 мая

Р.Рождественский «Базар 45-го года»
Базар? Базар!
Торговки
базлали:
«Сахарин фасованный!..»
«Целебная махра!..»
Чего только не было на этом базаре,
особенно
если в воскресенье,
с утра…
«Продам шинель новехонькую!
Сам бы носил — жалко!..»
«Брусничная настоечка! —
Лекарство от невзгод!..»
«А ну,
кому
шаньги!
Румяные шаньги!..»
«А вот чудо-мыло…»
«А вот костыль-самоход…»
«Прыгающий мячик — детишкам на забаву…»
«Валенки!
Валенки на любой мороз!..»

Продавал ругательства —
за полтинник пару —
чернявый хриповатый безногий матрос…
«Имеются ушанки.
Три кило ворсу…
Налетай, служивые!
Цена — пустяк…»
— А у вас, дедуся?..
— У меня фокусы..
— Что еще за новость?!
Как это?..
— А так…
Он прямо на булыжнике расстелил коврик.
Из собственного уха огурец извлек.
И в мутноватой лужице
среди арбузных корок
заплавал, заплескался серебряный малек…
А старичок выдергивал голубей из сумочки,
потом превратил полено
в заржавленную пилу…
Старичок старался!
Мелькали пальцы сухонькие…
«Э-гей!
Кому фокусы!
Недорого беру…»
Подходила публика.
Смеялись бабы в голос…

А мальчишка —
замерзший,
как громом поражен, —
вдруг сказал:
— Дедушка,
Продай мне..
фокус…
чтоб в конце фокуса…
папа…
пришел…
Старичок беспомощно пожал плечами.
Цвела победными лозунгами щербатая стена…
Люди оглянулись.
Люди замолчали…

Кончилась.
Кончилась.
Кончилась
война…

Р.Рождественский «Концерт в госпитале»
Сорок трудный год.
Омский госпиталь…
Коридоры сухие и маркие.
Шепчет старая нянечка:
«Господи!
До чего же артисты
маленькие…»

Мы шагаем палатами длинными.
Мы почти растворяемся в них
с балалайками,
с мандолинами
и большими пачками книг.
Что в программе?
В программе – чтение,
пара песен
военных, правильных…
Мы в палату тяжелораненых
входим с трепетом и почтением.
Двое здесь.
Майор артиллерии
с ампутированной ногой,
в сумасшедшем бою
под Ельней
на себя принявший огонь.
На пришельцев глядит он весело…
И другой –
до бровей забинтован, —
капитан,
таранивший «мессера»
три недели назад
над Ростовом.
Мы вошли.
Мы стоим в молчании.
Вдруг
срывающимся фальцетом
Абрикосов Гришка отчаянно
объявляет начало концерта.
А за ним,
не вполне совершенно,
но вовсю запевале внимая,
о народной поём,
о священной
так,
как мы её понимаем.
В ней Чапаев сражается заново,
краснозвёздные мчатся танки.
В ней шагают наши
в атаки,
а фашисты падают замертво.
В ней чужое железо плавится,
в ней и смерть отступать должна.
Если честно признаться,
нравится
нам
такая война!
Мы поём.
Только голос лётчика
раздаётся.
А в нём – укор:
— Погодите…
Постойте, хлопчики…
Погодите…
Умер
майор… —
Балалайка всплеснула горестно.
Торопливо,
будто в бреду…

…Вот и всё
о концерте в госпитале
в том году.

Ю.Друнина. «Бинты»
Глаза бойца слезами налиты,
Лежит он, напружиненный и белый,
А я должна приросшие бинты
С него сорвать одним движеньем смелым.
Одним движеньем — так учили нас.
Одним движеньем — только в этом жалость…
Но встретившись со взглядом страшных глаз,
Я на движенье это не решалась.
На бинт я щедро перекись лила,
Стараясь отмочить его без боли.
А фельдшерица становилась зла
И повторяла: «Горе мне с тобою!
Так с каждым церемониться — беда.
Да и ему лишь прибавляешь муки».
Но раненые метили всегда
Попасть в мои медлительные руки.

Не надо рвать приросшие бинты,
Когда их можно снять почти без боли.
Я это поняла, поймешь и ты…
Как жалко, что науке доброты
Нельзя по книжкам научиться в школе!

И.Гирлянова
Прошу тебя, —
думай о прошлом.
Прошу тебя, —
знай обо мне.
Я — ниточка, малая прошва
на вашем живом полотне.
Не рвись на гранитные плиты
и слезы напрасно не лей.
Мы общей
судьбою повиты
на нашей костлявой земле.
Прошу тебя, думай об этом,
когда на пороге стоишь.
Ты — веточка,
Ты — эстафета.
Ты многое можешь, малыш.
А я у какой-то дороги
остался
на этой войне.
Прошу тебя,
думай о многих.
И что-нибудь знай обо мне.

В.Шульжик «Письмо далёкому другу»
В лесу, где гомон птичий,
Один, как лесовик,
Живёт в избе лесничий
По имени Лесник.

Есть у него собака
По имени Собака,
Отличная собака,
Её попробуй тронь…

Есть у него винтовка
По имени Винтовка,
Телега-колымага
И старый добрый конь.

Над крышей гомон птичий
И шорохи ветвей.
А в домике лесничий
Грустит без сыновей.

Они ушли когда-то
На фронт, а не куда-то,
Они ушли в солдаты,
И нет их много дней.

И знают все́ деревья,
Высокие деревья,
Прекрасные деревья
И в небе облака:

Один погиб в деревне
По имени Деревня,
Другой погиб у речки
По имени Река.

Зимой и жарким летом,
По пятницам и средам
Почтарь приносит почту
В таёжное жильё.

Есть письма от рабочих,
От воинов и прочих.
И среди этих прочих
Одно письмо моё.

Про то, как мы недавно
Справляли новоселье.
Про наш колхоз и школу,
Про речку, что вдали.

Письмо моё про нашу
Обычнейшую землю,
Которую когда-то
Солдаты сберегли.

Я сам войны не видел,
Да, я её не видел.
Но память о героях
Я в сердце берегу.

Ребята. Я прошу вас,
Вы тоже напишите
По адресу такому:
«Россия, Леснику».

Автор сценария: Юлия Белоусова

Оставить комментарий

Капча * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.